воскресенье, 24 октября 2010 г.

Фатбайк в гостях у Байкала




С чего начиналось мое увлечение фатбайками? А все началось с того, что больше года назад я увидел на зарубежном сайте фотографии велосипедов, способных ездить по рыхлому снегу. Я всегда любил кататься на велосипеде зимой, но мне всегда хотелось большей свободы. Мне хотелось побывать в таких местах, где я хотел побывать, но возможности обычного велосипеда немного не позволяли сделать это. Мне хотелось не бояться резкого изменения условий катания, когда внезапный снегопад мог перечеркнуть мои планы и послужить причиной отмены интересной поездки. Одним словом мне нужно было простое и надежное средство для покорения зимних трейлов - своего рода удобный и практичный инструмент в дополнение к моему набору, уже охватывавшему на тот момент многие стили катания, но имевшему один досадный недостаток. Этим недостатком было отсутствие велосипеда, способного одинаково свободно передвигаться и по рыхлому снегу и по гладкому льду.







К тому моменту, когда я уже успел собрать целых два настоящих фатбайка на фреймсетах SURLY PUGSLY – для себя и своей дочки Саши, я уже достаточно убедился в их незаурядных способностях бороздить бескрайние снежные просторы. Но зима в наших краях в этот раз выдалась очень холодной, и рано установившийся лед на ближайших водоемах быстро покрылся приличным слоем снега, так и не позволившим провести комплексный драйв-тест. Я с самого начала зимы не строил иллюзий насчет условий в окрестностях Иркутска и в мыслях постоянно возвращался к идее пересечь на фатбайке озеро Байкал по самому длинному из известных маршрутов из Листвянки в Слюдянку.







Наконец, наступил момент, когда погодные условия и ледовая обстановка на Байкале позволили осуществить, пожалуй, одну из самых грандиозных задумок, связанных с фатбайком. Во второй половине февраля ночная температура стала регулярно держаться ниже отметки -20 градусов. Космоснимки ледовой обстановки на юге Байкала показывали, что огромное количество снежной массы регулярно сметается буйными байкальскими ветрами в самую дальнюю оконечность Култукского залива, оставляя огромные пространства в районе Лииствянки – Маритуя покрытыми голым льдом. Этот лед представляет из себя ужасную «солянку» из гладких ледяных полей, волнистого льда с наплывами, называемого в народе «колобовником» и огромных пространств колотого льда, которые то там, то сям были украшены грандиозными торосами, напоминавшими чертоги Снежной Королевы. В дополнение ко всем удовольствиям и развлечениям, которые приготовил гостеприимный Байкал для своих гостей – первых иркутских обладателей фатбайков, накануне запланированной поездки прошел хороший снегопад, существенно обновивший снежный наряд Хозяина и засыпавший окончательно все возможные следы человеческих коммуникаций, по крайней мере, до мыса Столбы.







Мы – я, Саша и мой друг Митя, который отважился преодолеть маршрут на обычном горном велосипеде с шипованной резиной, спустились на лед Байкала в поселке Листвянка в районе пади Крестовая в 9 часов утра. Береговая линия терялась в густом тумане, с неба пробрасывали снежные заряды, а температура на термометре держалась возле отметки -22 градуса. Мои друзья немного приуныли, но я то знал, что может скрываться за мрачной пеленой тумана при такой низкой температуре. И действительно, как только мы отъехали от берега на какие-то несколько сотен метров, словно миллионы прожекторов одновременно включились, разрывая в клочья холодный мрак. Нас радостно встречал яростный и ласковый Байкальский рассвет.







Первый участок пути был самым простым. Мы забавлялись веселой игрой, в которой надо было побыстрее разгоняться на ровных ледовых полянках шириной около 20-30 метров и на полном ходу таранить небольшие снежные холмики, пытающиеся перегородить нам дорогу. На Байкале ветра дуют с несколько большей силой, чем в районе Иркутского водохранилища и снежные наносы нередко не только не имеют подветренной части, как заструги, но и зачастую бывают настолько плотными, что выдерживают с запасом обычный велосипед с шипованными покрышками. Это сослужило Мите плохую службу – на одном из таких трамплинов, при вылете на гладкий лет шипы не справились с инерцией, и все закончилось аккуратным падением. Один-ноль в пользу фатбайка. И это все произошло на абсолютно голом льду, лишь для вида припорошенном ночной изморосью.







Мы сами не заметили, как добрались до мыса Толстый, который постоянно маячил на горизонте в 20 км от Листвянки. Там мы устроили небольшой привал и фотосессию. Во время остановки мы с удовлетворением обнаружили, что нашим робким спутником уже давно является несильный попутный ветер. Попив минералки и съев пару таблеток Асвитола, мы снова тронулись в путь. После мыса Толстый правила игры усложнились. Толщина снежного покрова, а точнее регулярность появления снежных островков среди голого льда, не увеличивалась, а вот сам характер льда сильно изменился. Теперь настала очередь Саши сравнять счет падений. Дело в том, что иногда Байкалу удается замерзнуть даже несмотря на несильное волнение. Такие замерзшие волны, которые представляют из себя часто расположенные ледяные шишки, издалека можно легко принять за плещущуюся открытую воду. Живость картине обычно добавляет затейливая игра света и тени, производимая необычайно ярким и в тоже время очень неверным байкальским солнцем. Так выглядит знаменитый байкальский «колобовник». Надо ли говорить, что даже для шиповки такое покрытие представляет определенную опасность, а для гладких колес фатбайка, кажется, вообще нет никаких шансов на выживание. Тем не менее, покрышки Эндоморф 3.7” нашли подход и к этой байкальской забаве. Своими мягкими широкими ладонями они как будто обнимали каждую неровность льда и позволяли к моему удивлению сохранять устойчивость даже на скоростях порядка 25-30 км/час. Но на низких скоростях оказалось, что наоборот – управление фатбайком на «колобовнике» требует большей концентрации, и недоверчивая Саша поплатилась за свое недоверие к двухколесному другу и страх разогнаться до безопасной скорости, обеспечивающей достаточную устойчивость, досадным падением. Она даже успела выставить для подстраховки ногу, но где там! Подошва кроссовка даже и не подумала предоставить ей опору на гладком льду.







В это время Митя обнаружил подальше от берега узкую и длинную полоску идеально ровного льда и с гиканьем и свистом пронесся мимо нас. Мы решительно устремились за ним, так как уже усвоили первый урок Байкала для обладателей фатбайков: «Гладкое ледяное поле – друг фатбайка, все остальное – разновидности нормы». Но этот коридорчик счастья оказался лишь прелюдией к новому аттракциону. Мы сами не поняли, как оказались, летя на огромной скорости, в плотном окружении частокола из торчащих почти вертикально изящных льдинок высотой около 15 сантиметров. Колотый лед – еще одна из достопримечательностей Байкальского ландшафта. Это всегда очень красивое зрелище, потому что льдинки на сколе имеют яркий цвет, напоминающий цвет байкальского неба в ясную погоду. Не случайно эти драгоценные россыпи называют «байкальскими изумрудами». Пространство, окружавшее нас, выглядело так, как будто здесь резвилась, играя в салочки, целая стая огромных ледоколов. Россыпи «байкальских изумрудов» образовывали затейливые частоколы и лабиринты, ложились горизонтально, укрупнялись, превращаясь в гигантские ступени, ведущие к парадным подъездам роскошных ледовых дворцов, и в какой-то момент я почувствовал себя в этом урбанистическом окружении какой-то особо продвинутой разновидностью триалиста-стритера. Но это все была только иллюзия. Широкие колеса с низким давлением прекрасно цеплялись за острые грани льда, и я поспешил покинуть этот гостеприимный чертог только из страха разрезать об лед драгоценную покрышку стоимостью $100.







Мы взяли курс на уже замаячивший вдалеке мыс Столбы, который хорошо выделялся на фоне мрачной безымянной скалы прямо за глубоким провалом широкого распадка, в котором уютно расположился поселок Маритуй. С этого момента характер поверхности, по которой мы ехали, начал сильно меняться. Исчезли неровности льда и слой снега, покрывающий лед начал неуклонно утолщаться. Уже давно и безнадежно отстал наш отважный попутчик на узких колесах. Уже стало заметно, как фатбайк продавливает в снегу глубокую борозду. Уже стали потихоньку наливаться усталостью мышцы ног. Но указатели на манетках переключения передач у нас Сашей продолжали оставаться в привычном положении 2-7. Мы остановились, чтобы перевести дыхание, дать возможность хоть немного расслабиться затекшим мышцам и глотнуть немного минералки с половинкой яблока вприкуску. Пока мы раздумывали над своей несчастной судьбой, на горизонте замаячила черная точка, очень быстро превращавшаяся в Митю. Когда он подъехал, то сразу сообщил безрадостную новость, что силы его на исходе, что он уже крутит передачу 2-3, и что долго он так не протянет, и вынужден будет идти пешком. У нас возникла необходимость на некоторое время разделиться. Нам с Сашей было трудно подолгу останавливаться поджидая Митю на холодном ветру, который, хоть и был попутным, но во время остановок пронизывал нас до костей. Медленно ехать для нас было также неразумным решением, потому что на скорости порядка 15 км/час на рыхлом снегу фатбайк переходит в режим глиссирования, и это очень сильно экономило драгоценные силы, которые у нас Сашей тоже были на исходе. При попытке сориентироваться c помощью GPS, где мы находимся, я обнаружил неприятную вещь – прибор, который беспорядочно болтался у меня на шее, как кадило у попа, был отключен. После повторного запуска прибора я обнаружил потерю целых восьми километров трека. Оказалось, что мы сейчас находимся уже далеко за поселком Маритуй и до мрачного черного мыса, уже нависающего над нами всей своей давящей громадой, подать рукой. По моим предположениям там, за мысом, должен начинаться нормальный зимник. Мы приняли решение разделиться и начать сканировать пространство до мыса Столбы на предмет наличия хоть какого-нибудь следа автомобильных колес, используя возможность фатбайка свободно передвигаться по достаточно глубокому снегу.







Мыс медленно приближался, а наши силы таяли в геометрической прогрессии. Мне даже не хотелось думать о том, что испытывает сейчас Митя на своем забавном велосипедике с игрушечными колесиками. В ход пошли манетки переключения передач. 2-6, 2-5, 2-3… 1-3. Снег сосал из нас силы через толстые трубы широченных покрышек, как мощный насос, высасывающий воду на водозаборной станции Иркутского водохранилища. Мы снова остановились перевести дух. И вдруг на фоне черной скалы, закрывшей от нашего взгляда половину панорамы береговой линии, мы разглядели быстро движущийся вдоль самого берега легковой автомобиль. Откуда только взялись силы! Одним молниеносным рывком было преодолено расстояние, отделяющее нас от заветного зимника. Мы даже не расстроились оттого, что зимник оказался всего-навсего взрыхленной колесами быстро едущего автомобиля полоской снега. Пускай езда по такой «дороге» утомляет необходимостью контролировать виляние и боковой снос, но велосипед любой конструкции будет двигаться по ней с гораздо меньшим сопротивлением, чем по снежной целине из переметенного снега. Мы сразу же отзвонились нашему компаньону, дав установку держать курс к берегу в поисках автомобильного следа, и одним махом обогнули черный мыс - этот заколдованный участок суши, отделявший нас от цивилизации.







То, что ждало нас за мысом, действительно можно было назвать настоящей цивилизацией. Широкая залитая солнцем лагуна вмещала в себя и роскошное здание турбазы на берегу и огромное количество лыжников, резвящихся на привязи у летящих с большой скоростью автомобилей или просто угрюмо бродящих туда-сюда, медленно переставляя ноги и сосредоточенно тыкая лыжными палками в снег. Дорога в этом месте стала гораздо плотнее, но не ровнее. Автокайтеры превратили дорогу в такую сложную головоломку, что мне на фоне усталости в какой-то момент не удалось ее разгадать. На скате изуродованной колеи колесо резко пошло вбок, а под толстым слоем снега оказался гладкий покатый лед. Ах, этот знаменитый боковой снос широких покрышек! Я даже и не сообразил, каким образом оказался лежащим на боку в метре от валяющегося в снегу велосипеда. Тем не менее, дальше дело пошло на лад. Мы с Сашей чинно крутили педали, проезжая мимо всего этого отдыхающего и развлекающегося великолепия. Время от времени возле нас останавливались автомобили, и мы тогда тоже спокойно останавливались и терпеливо отвечали на вопросы о том, кто мы такие, откуда путь держим и почему у наших велосипедов такие большие колеса.







Световой день близился к закату. После того, как мы достигли распадка, где находилась Темная Падь, на необъятные просторы Култукского залива лег вечерний сумрак, подернутый зябкой дымкой спустившегося с гор тумана. Вечер тихо крался по распадкам гор, чтобы внезапно совершить коварный переворот и объявить окрестности Култукского залива своими владениями. Мы немного помучались над решением дилеммы о том, в каком направлении держать путь – к теплому вокзалу в Слюдянке или дальше по хорошей дороге к поселку Култук. Поскольку ноги уже на автомате крутили педали, а тяжеленные колеса фатбайков отличаются невероятной инерцией, решение этой дилеммы в сочетании с зачатками географического кретинизма стоили нам лишних шести километров. Я не знаю, что стало решающим фактором в выборе направления. Возможно, это было желание провести последние часы нашего путешествия в теплом вокзале Слюдянки, а не на промозглом перроне Чертовой Горы в Култуке. А возможно, причиной стал скрывавшийся где-то глубоко в недрах наших организмов запас сил, тянувший нас на новые приключения и призывающий испить эту чашу, щедро предложенную нам гостеприимным Байкалом, к которому мы напросились в гости, до самого дна. Так или иначе, мы приняли из рук Хозяина прощальное угощение и, вернувшись от Култука к Темной Пади, направили наши передние колеса по утоптанной ногами многочисленных пешеходов-туристов тропе.







Езда по тропе, пробитой ногами пешеходов в мягком снегу на фатбайке, на фоне сильного утомления оказалось самым сложным заданием для наших велосипедов и настоящей проверкой наших навыков их вождения. Колеса проваливались в глубокие выбоины, застревали в узких канавках, пытались произвольно поворачивать, абсолютно не слушаясь руля, рыская и заваливаясь набок из-за сильного бокового сноса. Берег, до которого от Темной пади было около 12 км, приближался очень медленно. Гораздо медленнее, чем менялись циферки на часах, приближающие отправление электрички до Иркутска. Мы пытались ехать рядом с тропой, пытались идти, потом снова пытались ехать. Ехать или бежать? Да, последние 500 метров я бежал за Сашей, которая могла еще ехать. Может, она сумела сохранить силы, а может, ей помогал на рыхлом снегу ее маленький вес. И вот перед нашим взором в нескольких метрах набережная Слюдянки. Перпендикулярно нашему движению ровная автомобильная дорога. Опять дилемма? Нет! Саша, со словами «Нафик – фтопку», решительно перебрасывает свой шестнадцатикиллограмовый фатбайк через полутораметровый парапет набережной и лезет туда сама. Мне ничто не остается, как последовать ее примеру. Картина, которая открывается нашему взору, просто потрясающая! Мы совершили свой хулиганский поступок всего в 100 метрах от железнодорожного вокзала на станции Слюдянка и у нас еще есть в запасе полчаса для того, чтобы купить билеты до Иркутска и пополнить запасы продовольствия в привокзальном продуктовом киоске. Но мы уже не торопимся пробиваться к кассе. Сначала надо позвонить по сотовому телефону Мите и убедиться, что с ним все в порядке, и он тоже успевает на электричку. С Митей все в порядке – он в отличие от нас не искал больше приключений и, как только увидел хорошую дорогу в районе Темной Пади, энергично попедалил до остановки Чертова Гора, где электричка остановится через 15 минут после того, как стартует со станции Слюдянка.





Мы с Сашей садимся в последний вагон, где уже расположилась шумная компания знакомых велосипедистов, приехавших в Слюдянку из Темной Пади. В назначенный срок к нам присоединяется и наш друг Митя. Ему пришлось очень тяжело. Он счастлив, что все закончилось, но находится в очень утомленном состоянии. Только через час-два ему удается по настоящему прийти в себя. Я ему даже немного завидую, потому что точно знаю, что в таких условиях на обычном велосипеде я бы не выдержал всех тех преград, которые вставали на нашем пути.

* * *

Вот так закончилось то, о чем я давно мечтал. Я пересек озеро Байкал на настоящем фатбайке, проверил свое новое приобретение в самых разнообразных условиях и получил массу впечатлений, которыми и поспешил с вами поделиться. Мы стартовали в Листвянке в 9:00, а финишировали в Слюдянке в 17:00. Время в пути составило ровно 6 часов 55 минут, за которые был пройден 91 километр. Средняя скорость составила 13 км/час, а максимальная – 30 км/час. Суммарное время остановок составило 1 час 5 минут. Перепад высот, как вы сами понимаете, полностью отсутствовал, потому что весь маршрут пролегал по ровному льду одного из самых красивейших на свете озер – озера Байкал.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Обо мне

Моя фотография
Этот блог посвящен исключительно моим занятиям велосипедным спортом. Я живу в Иркутске недалеко от озера Байкал. Совсем рядом с моим домом много интересных мест для путешествий на горном велосипеде: Олхинское плоскогорье, долина реки Кая, горные массивы Хамар-Дабан и Тункинские гольцы. Я предпочитаю совершать на велосипеде энергичные однодневные рейды в горной местности или по льду озера Байкал зимой. Всегда рад хорошей компании и готов поделиться информацией о местах, где я катаюсь с любителями горного велосипеда из других регионов.

Постоянные читатели